Перейти к содержимому

Актуальная информация

Назад

Выступление Управляющего от Российской Федерации, Постоянного Представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене М.И.Ульянова по п. 8 повестки дня сессии Совета управляющих МАГАТЭ (16 сентября 2020 года)

Проверка и мониторинг в Иране
в свете резолюции 2231 (2015) Совета Безопасности ООН

 

      Уважаемая госпожа Председатель,

Прежде всего, позвольте отметить первостепенную важность того, что Иран обеспечивает высокий уровень сотрудничества с МАГАТЭ даже в непростых условиях пандемии COVID-19. Признательны Департаменту гарантий Секретариата МАГАТЭ, а также всем инспекторам, которые продолжают проверочную деятельность в Иране, несмотря на все трудности. Такое взаимодействие Тегерана с Агентством является ключевым элементом в создании благоприятных условий для сохранения СВПД в условиях непрекращающихся, но пока безуспешных попыток США подорвать «ядерную сделку». Рассчитываем на то, что МАГАТЭ и Иран продолжат наращивать уровень доверия и сотрудничества, что позволит в короткие сроки выйти на «расширенное заключение» относительно отсутствия незаявленных ядерного материала и деятельности.

Во многих выступлениях прозвучали озабоченности по поводу отклонений Тегерана от некоторых важных положений СВПД. Россия последовательно выступает за возвращение к полноценной реализации всех элементов этой договоренности. Но важно адекватно понимать причины возникновения нынешней ситуации. Она является прямым результатом выхода США из ядерной сделки и в особенности введения ими нелегитимных, противоправных экстерриториальных санкций в отношении Тегерана. Показательна в этом плане ситуация с запасами обогащенного урана, обеспокоенность которой прозвучала, в частности, в выступлении делегации США. Напомним, что в момент согласования СВПД в 2015 г. у ИРИ было около 15 тонн обогащенного урана. Ко дню выхода США из СВПД в мае 2018 г. этот объем сократился почти в 150 раз и составлял всего 109 кг при допустимом лимите в 300 кг. Еще год после этого Иран придерживался установленных в СВПД ограничений, но когда США в мае 2019 г. попытались установить полное нефтяное эмбарго и к тому же стали грозить санкциями за вывоз избыточного урана за пределы ИРИ, Тегеран по сути вынудили реагировать. То есть проблема, вызывающая озабоченность у Вашингтона, была создана им самим. В его же силах ее урегулировать. Для этого необходимо отменить незаконные санкции. Но, поскольку такой готовности со стороны США нет, этой темой вынуждены заниматься остающиеся участники СВПД. Вопрос восстановления изначально заложенного в договоренности баланса между ядерной и торгово-финансовыми составляющими регулярно обсуждается в рамках Совместной комиссии. Надеемся, что решение будет найдено.

Приветствуем то, что на последнем заседании Совместной комиссии 1 сентября в Вене все страны подтвердили приверженность сохранению СВПД и поиску решений для возвращения к его полноценной реализации. Только благодаря такому единству совместными усилиями нам удастся преодолеть деструктивные действия в отношении договоренности и сохранить ее в интересах укрепления многостороннего начала в мировой политике, режима ядерного нераспространения, а также международной и региональной безопасности.

      Уважаемая госпожа Председатель,

Мы не хотели затрагивать в нашем выступлении на Совете тему того, что происходит сейчас в Нью-Йорке. Однако вынуждены сделать это, поскольку данный вопрос был поднят американской стороной. США являются самопровозглашёнными участниками СВПД. После выхода из договоренности они не делали ничего в ее поддержку, а только всеми силами пытались подорвать реализацию Плана действий. Поэтому попытки США в СБ ООН запустить процедуру восстановления всех ранее отменных резолюций СБ ООН по Ирану являются процедурно и юридически ничтожными.

      Благодарю Вас, госпожа Председатель.