Перейти к содержимому

Актуальная информация

Назад

Выступление Заместителя Постоянного представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене А.Ю.Карпова на 60-й сессии Рабочей группы по административно-бюджетным вопросам (РГА) ПК ОДВЗЯИ по пункту повестки дня «Введение в ПК ОДВЗЯИ должности руководителя кабинета Исполсекретаря» 19 октября 2021 года

ВЫСТУПЛЕНИЕ

Заместителя Постоянного представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене А.Ю.Карпова

на 60-й сессии Рабочей группы

по административно-бюджетным вопросам (РГА) ПК ОДВЗЯИ

по пункту повестки дня «Введение в ПК ОДВЗЯИ должности руководителя кабинета Исполсекретаря»

 

19 октября 2021 года

 

      Уважаемая г-жа Председатель,

В докладе Исполсекретаря Комиссии уважаемого господина Р.Флойда на текущей сессии Рабочей группы по административно-бюджетным вопросам существенное место заняла его инициатива по созданию дополнительной должности руководителя его кабинета уровня D-1. В этой связи позвольте высказать ряд следующих соображений. 

Изменение структуры высших должностных лиц Временного технического секретариата (ВТС) ПК ОДВЗЯИ относится к исключительной прерогативе Комиссии (доклад 46-й сессии ПК ОДВЗЯИ). Твердо исходим именно из этого решения.

Действующая штатная структура ВТС, включая круг полномочий и обязанностей Исполсекретаря, была сформирована ещё при создании ПК ОДВЗЯИ, а заложенный в ней хрупкий баланс интересов являлся одним из условий присоединения государств к Договору и работе Комиссии.

За 25 лет существования ПК ОДВЗЯИ Секретариат успешно справлялся со своими обязанностями. В этот период было многое достигнуто, включая создание на 90 процентов верификационного механизма ДВЗЯИ. Единственным изменением в структуре высших должностных лиц ВТС стало введение в 2016 г. поста директора по кадровым вопросам. Однако принятое тогда решение было продиктовано исключительными обстоятельствами и, как указано в докладе 46-й сессии ПК ОДВЗЯИ, не должно рассматриваться в качестве прецедента.

Не можем мы согласиться и с утверждением о том, что создание должности руководителя кабинета Исполсекретаря идет в русле рекомендаций Комиссии шестнадцатилетней давности (CTBT/PC-25/3). Еще в то время Комиссия четко указала, что «Исполнительный секретарь несет всю полноту ответственности за общее планирование в Организации и контроль за исполнением». Важно, однако, что уже тогда все согласились с тем, что «любые решения по реструктуризации должны приниматься транспарентно во взаимодействии со странами-членами и с учетом их озабоченностей».

Возвращаясь к самой инициативе, заметим, что функции, которыми предлагается наделить руководителя кабинета Исполсекретаря, такие, например, как стратегическое планирование, координация работы внутри ВТС, определение приоритетов, рисков и задач Комиссии соответствуют прерогативам самого Исполсекретаря или, по крайней мере, полномочиям первого заместителя руководителя Организации, речь о котором, как мы понимаем, сейчас не идет и идти не может. Устоявшаяся практика почти во всех международных организациях показывает, что должность руководителя кабинета не должна быть на уровне «вторых лиц», коими в нашем случае являются директора Департаментов Секретариата (D-1).

Нам могут возразить, что соответствующие посты созданы в МАГАТЭ и ЮНИДО. Ответим, что это полноценно действующие международные организации со своими задачами и правилами, число сотрудников которых составляет 2500 и 700 человек соответственно.

Тем более нам непонятна проведенная параллель между ПК ОДВЗЯИ и ОЗХО. Простое сопоставление количества персонала к числу директорских постов двух организаций считаем абсолютно неуместным и неубедительным аргументом, особенно с учетом крайне негативных тенденций в работе ОЗХО. Нам бы очень не хотелось, чтобы ПК ОДВЗЯИ повторила судьбу этой организации.

Таким образом, полагаем неоправданным введение такой должности в Организации, которая имеет временный подготовительный статус, а штат ее сотрудников не превышает 300 человек. В условиях сохраняющихся неопределенных перспектив вступления ДВЗЯИ в силу ожидать каких-либо изменений в отношении статуса Комиссии и увеличения масштабов ее задач и объема работы в обозримой перспективе не приходится. В этом контексте нам совершенно не понятно, о каких «срочных вызовах, стоящих перед организацией», идет речь, и с какими «растущими трудными и серьезными задачами» сталкивается Секретариат.

Мы внимательно изучили подготовленные ВТС информационные документы по вопросу создания должности руководителя кабинета Исполсекретаря (CTBT/PTS/INF.1600 и CTBT/PTS/INF.1600/Rev.1). К сожалению, в них отсутствуют убедительные аргументы для введения упомянутого поста. У нас также остаются вопросы как в отношении должностных обязанностей руководителя кабинета, так и финансовых последствий создания указанной должности. В частности, нам неясно, приведёт ли соответствующее решение к сокращению полномочий действующих директоров департаментов? Отразится ли оно на утвержденном круге полномочий самого Исполсекретаря, из которых все исходили при его назначении? Конкретно, например, кто будет координировать вопросы создания и совершенствования верификационного механизма, взаимодействия и сотрудничества с представителями государств-участников и других международных организаций. Полагаем, что и это прерогатива Исполсекретаря и отчасти директоров Департаментов. Просили бы Секретариат подготовить подробную информацию на этот счёт, включая описание должностных обязанностей руководителя кабинета (job description), а также детальное и всестороннее обоснование введения в ВТС ПК ОДВЗЯИ указанного поста.

Что касается финансовых последствий, то утверждение об их отсутствии при создании указанной должности не является совсем верным. Во-первых, для покрытия возникающих в этой связи затрат в ближайшей перспективе ВТС будет вынужден использовать сэкономленные в течение года средства. Это прямое нарушение п.5.4 Финансовых положений, которое обязывает Секретариат возвращать неизрасходованные остатки государствам. Именно государства платят взносы, составляющие бюджет ПК ОДВЗЯИ, и только они имеют право распоряжаться этими средствами. Во-вторых, создание новой должности или ее реклассификация имеет финансовые последствия не только в год ее создания, но и во все последующие. Каждый очередной бюджет будет автоматически включать в себя дополнительные расходы на новую должность. Вряд ли в условиях пандемии увеличение расходов Организации оправдано.

В целом, после внимательного изучения всех представленных документов у нас сформировалось устойчивое непонимание того, кто и чем будет заниматься в Организации и за какие вопросы будет отвечать без недопустимого дублирования и пересечения полномочий.

Подводя итог, хотели бы отметить, что данный вопрос требует основательной дополнительной проработки. Никакой спешки и неотложности в принятии данного решения уже на ноябрьской сессии Комиссии мы не видим. Со своей стороны, будем определяться по нему только после того, как получим ясность по всем аспектам, которые нами были сегодня затронуты.

Благодарю за внимание.