Перейти к содержимому

МАГАТЭ

Назад

Выступление Управляющего от Российской Федерации, Постоянного представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене М.И.Ульянова по п. 6е предварительной повестки дня сессии Совета управляющих МАГАТЭ 11 марта 2020 г. Соглашение о гарантиях в связи с ДНЯО в Иране

Уважаемая госпожа Председатель,
Нынешняя дискуссия оставляет ощущение дежа вю. В самом деле, нечто подобное мы уже наблюдали в ноябре, когда у Секретариата возникли претензии к Ирану по поводу сотрудничества в прояснении вопроса о происхождении частиц антропогенного урана, найденных на одном из объектов в ИРИ. И тогда, и сейчас поводом для разногласий между Ираном и Секретариатом послужили события далекого прошлого. Разница лишь в том, что в ноябре Секретариат решил ограничиться устным докладом, тогда как сейчас отдал предпочтение письменному. Кроме того, по ноябрьскому эпизоду между Ираном и Секретариатом уже осуществляется предметное сотрудничество, в то время как по тематике последнего доклада им еще только предстоит выстроить более конструктивное взаимодействие.
Надо отметить, что в последнее время в работе Секретариата и Совета управляющих наметился крен в сторону чрезмерного увлечения историей иранской ядерной программы. В самом деле, всего за 4 месяца мы уже второй раз рассматриваем вопросы, возникшие у Секретариата в связи с событиями давно минувших дней, которые вряд ли имеют проекцию на дела сегодняшние. Мы, разумеется, не оспариваем право Секретариата уточнять неясные моменты, особенно если это делается в интересах скорейшего «расширенного заключения» (broader conclusion) об отсутствии в Иране незаявленного ядерного материала. Вместе с тем, хотели бы напомнить, что 15 декабря 2015 г. Совет управляющих, принял решение закрыть тему прошлой ядерной деятельности Ирана. Всем нам надлежит об этом не забывать.
Для правильной оценки обсуждаемой нами ситуации важно понимать, что конкретно стало отправной точкой для противоречий. Доклад об этом умалчивает, но в ходе технического брифинга 5 марта Секретариат дал необходимые пояснения. Суть в том, что у Секретариата возникли подозрения в осуществлении иранской стороной около 20 лет назад незаявленной ядерной деятельности. Она, как мы понимаем, продолжалась недолго и была свернута тогда же по инициативе самого Тегерана. В этой деятельности предположительно использовался незначительный объем необогащенного урана. То есть, ни малейших распространенческих рисков здесь нет, как нет и особой срочности.
Проблема, таким образом, лежит не в сфере распространения, а в процедурных разногласиях между Секретариатом и Тегераном в плане реализации прав и обязанностей по Соглашению о гарантиях и Дополнительному протоколу к нему. Собственно, в докладе Гендиректора нет обвинительных вердиктов и не делается категоричных утверждений об обнаружении в Иране незаявленного ядерного материала или деятельности. Речь идет о приглашении к диалогу и конструктивному взаимодействию. В этой связи хотели бы отметить заявление постпреда Ирана в ходе упомянутого технического брифинга 5 марта о том, что иранская сторона не ставит под сомнение право Агентства запрашивать соответствующие пояснения, включая доступ. Вместе с тем, считаем оправданными комментарии иранской стороны, которая указывает на необходимость убедиться в том, что информация, на основе которой делаются запросы, носит объективный и обоснованный характер. В принципе это соответствует требованиям Доппротокола.
Действительно, запросы МАГАТЭ на доступ в каждом конкретном случае должны иметь под собой серьезные основания. Когда Секретариат считает необходимым информировать СУ о недостаточном, как ему кажется, уровне взаимодействия со стороны государств-членов, он должен быть готовым подкрепить свою позицию конкретными выкладками, раскрывающими суть претензий и обоснованность запросов. Агентство должно быть в состоянии отстоять свою позицию в открытой дискуссии, причем с опорой на те сведения, которые получены МАГАТЭ самостоятельно из подлинно независимых источников. Если же сведения, на которые опирается Секретариат, получены от третьих сторон, их аутентичность должна быть подтверждена. В отсутствии всего этого доклады Секретариата и его действия могут быть серьезно дискредитированы в глазах государств-членов. Мы неоднократно обращали на это внимание в ходе дискуссий по реформе системы гарантий.
Приветствуем заверения постпреда Ирана о готовности продолжить взаимодействие с Секретариатом и приглашение замгендиректору МАГАТЭ обсудить эти вопросы в Тегеране.
Таким образом, есть все возможности для спокойной работы Агентства с Ираном в интересах нахождения взаимоприемлемых вариантов решения возникших проблем на основе стандартных процедур. Призываем Секретариат Агентства и Иран продолжить консультации на сей счет. Напомним, кстати, что Дополнительный протокол в случае затруднений
с доступом допускает альтернативные варианты решений. Искусственной спешки быть не должно, равно как и дополнительного вмешательства Совета. Необходимо также избежать политизации этого вопроса – ведь некоторые силы норовят использовать любую возможность лишь бы создать дополнительный фронт против Ирана. Совет не должен допустить, чтобы гарантии МАГАТЭ использовались в качестве инструмента политического давления. Убеждены, что в дальнейшем Гендиректор сможет обойтись устным информированием Совета о развитии ситуации.
С учетом того, что вопрос относится к конфиденциальному сюжету применения гарантий МАГАТЭ, мы против публикации данного доклада.
В этой связи вынуждены также выразить самую серьезную озабоченность тем, что доклады МАГАТЭ по Ирану, особенно
по конфиденциальным вопросам о применении гарантий в ИРИ, становятся достоянием гласности одновременно с их появлением на защищенном интернет-портале Совета. Как результат они превращаются в предмет оживленных обсуждений и спекуляций в СМИ. Подобные утечки недопустимы. Секретариат и государства-члены обязаны предотвращать попадание в открытый доступ чувствительной информации. Иначе теряет смысл практика принятия решений СУ о придании документам открытого характера, равно как и вся существующая в Агентстве система закрытого информационного обмена. Давно назрела необходимость разработки эффективных мер по предотвращению подобных утечек. Были бы признательны Секретариату за конкретные соображения о том, что можно было бы для этого предпринять.
      Благодарю Вас, госпожа Председатель.